Страхи художников, и что с ними делать. Часть 1

Мы взяли интервью у Светланы Дремовой, психолога и гештальттерапевта из Москвы (diary, инстаграм), и поговорили о страхах и сомнениях художников.

Мне 37 лет, и я несколько раз меняла сферу деятельности и окружение. Психология — моё второе образование, а первое было давно и математическое. Во взрослом возрасте я училась рисованию в частной художественной школе, затем преподавала взрослым же людям основы рисунка. Сейчас я веду частную практику как психолог. То есть встречаюсь с людьми и в течение часа беседую с ними на интересующие их темы.

шныгина-анна-matte-painting-cglab-2.jpg

CG LAB: Огромная конкуренция в художественной сфере рано или поздно подводит любого художника к вопросу «Насколько я хуже других?» Это распространённая проблема, бояться быть хуже кого-то?

Светлана: Давайте конкретизируем, что же означает страх быть хуже других. Я бы задала начинающему художнику такой вопрос: «Что самое страшное может случиться в связи с тем, что вы решили учиться рисовать?» И сразу в сознании промелькнёт пугающая картинка.
Картинки для каждого разные. Но думаю, что пугают себя той или иной картинкой люди часто. Начало — трепетный и сложный период.
Помимо указания на страх, в вашем определении есть другие. Так кто они, эти тревожащие другие? Ваши переживания же не связаны со всеми подряд людьми, которые взяли в руку карандаш. Давайте и тут внесём ясность.
Может, это какие-то конкретные коллеги-рисовальщики? И в тот момент, когда вы думаете об этом, вы видите конкретных людей в своём воображении. Если так, то вы находитесь с ними в непростых отношениях, которые можно анализировать.

1-urs4QPsw0.jpg

Но, а если никого конкретного нет? Это может быть ещё тревожнее. Это неизвестные люди, но в ключевой момент они появятся на сцене. И это появление каким-то образом (каким?), сделает вам плохо (что будет собой представлять это «плохо»?).
Кроме того, в вашей фразе содержится оценка «я оказываюсь хуже других». Если есть оценка, значит, есть ещё один другой — тот, кто оценивает. Известны ли вам критерии, по которым он судит? Как вы воспринимаете эти критерии? То есть, видите ли вы, что вас судят по конкретным навыкам, или же относите всё к таланту и личной состоятельности?
Талант и человеческую состоятельность нельзя объективно измерить. В большинстве случаев о вас, как о художнике, судят по конкретным навыкам. Которые в вас видит или не видит «судья». В случае сотрудничества это владение определённой техникой изображения, понимание задачи (она должно не просто быть, а совпадать с пониманием того, кто ставит задачу). В сообществах, где художники просто делятся своими работами, оценка отражает настроение зрителя или же его желание рисовать в похожей технике. Что опять же имеет отношение к вам как к «хорошему» или «недостаточно хорошему» художнику довольно-таки косвенное.

X_w62Yi_DSo.jpg

В самой формулировке «страх быть хуже», которую вы мне предложили, уже присутствует глобальность и размытость оценки. Мысль «я хуже других» приводит к переживанию растерянности и подавленности. Но эту мысль человек сам допускает, именно в такой жесткой форме, которую невозможно ни доказать, ни опровергнуть. А это значит, можно заниматься переформулированием оценки своего мастерства так, чтобы это было переживаемо. И чтобы с этим можно было что-то реальное сделать.
Скажем, если человек занял пятое место на конкурсе акварелистов, где любят закаты и цветы, где судействуют художники, предпочтения которых известны, то можно посмотреть на свою работу их глазами и понять, по каким критериям она оказалась хуже. А потом решить, надо ли вам бороться за то, чтобы подняться в этом рейтинге повыше.

iDACbw5mUF4.jpg

Если же мы начинаем мучать себя обобщёнными, размытыми, не основанными на конкретных фактах суждениями, например: «со мной что-то не так», «наверное, у меня руки кривые», «я никогда ничего не достигну», то это проблема именно психологическая. То есть, проблема отношений с самим собой. Такие формулировки не приведут ни к чему, кроме усиления подавленности. Что, в свою очередь, снижает качество творческих работ из-за того, что силы уходят не туда. Вы становитесь сверхсосредоточенными на идее своей состоятельности, а не на своем произведении. А это влияет как на его качество, так и на получение удовольствия от процесса создания. Замечайте за собой привычку к самоагрессии в те моменты, когда вы занимаетесь этим.
Мы не можем повлиять на то, как нас примут в конкретном сообществе, но мы можем выбирать, на что нам направить свои силы. Например, исследовать критерии, по которым вас сочтут «хорошим» в сообществе, в которое хочется попасть. Или же, наоборот, закрыть глаза на то, куда вы пытаетесь вписаться и какие там правила игры. И душить себя бесконечным «я должен стать идеальным, чтобы нравиться всем», «да что со мной не так» и тому подобное.

CG LAB: Почему нам так важно мнение со стороны?

Светлана: Не всегда важно. Как правило, мнение со стороны становится важным, когда мы в чём-то не до конца уверены. Когда какая-то наша часть вызрела, но она ещё очень хрупкая, как росток, который тянется к солнцу. И тогда, с одной стороны, мы хотим поддержки и жадно впитываем чужие суждения. Если нам удаётся извлечь из них пользу или напитаться хорошим отношением, мы надолго запоминаем это. Но, с другой стороны, боимся, что эту неуверенную часть добьют недоброжелательные люди, и быстро закрываемся в случае ощущения малейшей угрозы своему «я».

yC8eGRX8sCw.jpg

CG LAB: К каким установкам внутри себя следует стремиться, чтобы не впасть в отчаяние, когда долго не получается повысить свой профессиональный навык?

Светлана: Профессиональные навыки часто развиваются скачкообразно. Вы накапливаете внутри себя опыт наблюдений и размышлений. И в какой-то момент он прорастает. Видели ли вы, например, наброски начинающих, когда они впервые пришли рисовать человека? Они иногда неуверенные, затертые ластиком. Если судить по самому рисунку, да ещё и сравнить себя с соседями, можно испытать отчаяние. Однако в течение того времени пока вы делали этот рисунок, вы смотрели на модель, обдумывали анатомические узлы, совершенствовали свой глазомер. Так или иначе это знание пробьётся, накопившись. Не нужно его вытягивать из себя насильно к дедлайну, который вы сами себе поставили. Если уж вы чувствуете необходимость планировать — планируйте регулярность занятий, а не фиксированные результаты.

TPSPtqNEQww.jpg

CG LAB: Как научиться не воспринимать близко к сердцу чужие слова?

Свелана: Люди, так или иначе, восприимчивы к чужим оценкам. Даже когда нам аккуратно говорят друзья: «Я сейчас скажу тебе одну вещь, можно?», всё равно наше сердце замирает. Если у вас был такой опыт, то, возможно, даже сейчас при чтении этих строк вы немного задержали дыхание. Нельзя научиться быть бесстрашным и бесстыдным вообще. Если вы стремитесь к этому идеалу, то вам придется потратить много сил на имитацию этих состояний, на попытки подавить и скрыть свои чувства перед собой же.
Но степень задетости чужими словами может быть проблемой для самого человека. Так, в ответ на некоторые замечания, мы можем поморщиться, но продолжаем жить дальше. А с некоторыми людьми мы вступаем во внутренний диалог, долго крутим эти слова в голове и ищем подходящие остроумные ответы. От этих поисков эмоциональное состояние становится только хуже.
В таком случае можно спросить себя: «В какое конкретно место меня задели слова моего собеседника»?

rdGz6I7_a4c.jpg

Приведём пример. Художник нарисовал атмосферный рисунок гор, которые ему снятся. Этим рисунком он стремился выразить себя. Но пришёл комментатор и стал говорить: «Вот тут проработайте кусочек, тут выделите передний план». Вроде бы, с добрым посылом. Автор работы пытается себя убедить в этом. Но, несмотря на это, чувствует, что задет. Задет он потому, что какие-то его потребности, связанные с этой ситуацией, не удовлетворены. Какие? Если что-то идёт не так, полезно задать себе вопрос: «А что я ждал больше всего, в глубине души»? Мы можем объявлять другим, что любая ваша активность в отношении моего рисунка будет полезна. Мы можем обманывать себя этой идеей, но всё равно мы по-разному реагируем на эту активность. Стало быть, что-то для себя ждём больше. Например, чтобы нас отразили — нам важно, чтобы комментатор пропустил наши горы через себя и поделился чувствами, которые у него возникли, пока он смотрел на рисунок. И, признаться честно, нам вовсе неважно, чтобы кто-то незнакомый занял позицию преподавателя в отношении нас и исправлял технические ошибки. И тогда имеем задетые чувства художника из-за того, что он не получил то, что хотел. Зато получил то, что не хотел. И теперь ему надо на одни реплики реагировать, когда хочется совсем других реплик в отношении себя. Обычно внимание человека сосредоточено вокруг его напряжённой потребности, и его трудно усилием воли перенаправить на что-то ещё. Но когда ясно сознаешь свои ожидания, то тогда чужие слова меньше задевают. Они просто становятся более или менее подходящими нам.

ve93XD87hxQ.jpg

Если собственные потребности, с которыми человек выкладывает работу в сеть, ему непонятны, то их можно прояснить как раз через свою реакцию на комментаторов. Что из сказанного ими сделало меня наиболее живым, включенным, наполнило вдохновением? Эти переживания являются признаком того, что я получил то, что мне нужно. Особенно интересно об этом подумать в случаях, когда собственная реакция на слова других удивляет самого себя. Задача по обнаружению своих потребностей в контакте с другим человеком творческая уже сама по себе.
Приведу ещё один вопрос, связанный с задетостью, который можно задать себе. Что именно в чужих словах меня задевает больше — суть высказывания или форма? Например, есть такие стандартные шутки, типа «бедная лошадка, кто ей ноги так сломал?» как реакция на рисунок животного. Если бы критик сделал более верный анатомический рисунок и сказал что-то типа «Посмотрите, пожалуйста, вот здесь сустав так устроен», был бы я так же задет? Возможно, я задет не столько замечанием, сколько неуважением?
Очень часто людей подводит идея, что любые слова надо уметь выслушать, выстоять и извлечь из них конструктив. Плохо становится не столько из-за факта чужого хамства, сколько из-за собственных постоянных попыток это хамство переквалифицировать во что-то доброе и хорошее. Например, «может, он просто любит меня по-особенному», или «это мне не хватает чувства юмора и легкости, чтобы отшутиться». Ещё раз повторюсь — мы не можем контролировать реакции других на себя, но мы можем постепенно прекратить те внутренние процессы, когда мы сами делаем себе плохо.
Также, если реакции на нас нехороши и неполезны нам, важно иметь рычаги управления беседой. Например, вовремя уходить с площадок с нездоровой атмосферой. Если вы находитесь на своей территории, предупреждать людей о том, что вы бы хотели общаться в другом тоне или на другую тему. И модерировать дискуссию, если собеседник слышит только себя.

bi8JKNxQUm4.jpg

Первая часть интервью подошла к концу. В следующий раз мы обсудим со специалистом вопрос критики немного глубже, побеседуем о проблеме принятия в семье и получим ещё больше полезной и нужной информации.


Присоединяйтесь к нам, учитесь новому и будьте здоровы, физически и психоэмоционально!
Интервью подготовила Наталия Иванова специально для Школы CG LAB.
Редактор Лина Сидорова.


Другие статьи по теме:

Начало пути: стадики.

Стадик (англоязычное слово study) — тренировочный набросок, чаще всего рисующийся за небольшое время с целью обучения. Дословно это переводится как «изучение».

VYBTOyhfZos.jpg

Mel Milton: 15 способов победить артблок

Mel Milton — аниматор персонажей в Disney Interactive.

lk5vEirzdds.jpg

736 0 850 3
0
RENDER.RU