Интервью с Вальдрам Ариспога

У нас в гостях замечательный художник иллюстратор под псевдонимом Вальдрам Ариспога (Valdram Arispoga) , работы которого выделяются не только сложным сюжетом, балансирующим на грани восприятия, но и очень интересной техникой, подходом в работе со светом и цветом, как говорит сам автор, его цель – создание пространства как можно более необыкновенного.

RENDER.RU: Здравствуйте Вальдрам, расскажите нам немного о себе, где учились, кем работаете?

Вальдрам: Я охарактеризовал бы себя как жителя города Москвы, который окончил лицей им. Сурикова (МАХЛ РАХ) затем завершил обучение в институте имени Шолохова (МГГУ, по специальности графический дизайн). В настоящий момент я тружусь как художник - фрилансер, параллельно работаю над своим собственным игровым проектом «krotruvink». Но самое главное, что я очень люблю своих питомцев - декоративных сатиновых мышей и нахожу их пластику общения незаменимой для концентрации.

RENDER.RU: У вас достаточно серьезная база лицей им. Сурикова МАХЛ РАХ, институт имени Шолохова (МГГУ), скажите, насколько большую роль в вашем становлении как художника сыграло образование? Все чаще мы слышим мнения художников, имеющих за плечами худ. образование, что абсолютное большинство знаний было получено в процессе самообучения, а институт играл в их жизни только на вторых ролях, что вы думаете на этот счет?

Вальдрам:
Согласованные рамки тем и жанров в учебном плане меня перестали увлекать весьма скоро, а собственный материал на показах настойчиво откланялся. Творческие учебные заведения – это ведь прежде всего программа, где в приоритете не свободный полет фантазии, а «общение» с куратором. Так мне приходилось не афишировать свои наработки, демонстрируя скромную долю «лишённую фантасмагории» без энтузиазма. Но всё же считаю, это время не прошло даром и бесконечно обогатило меня, но как-то неловко сложилось в годы доставки произведений на демонстрацию, которая вызывала недоверие у ответственных за оценку моего прогресса лиц. Отнюдь не всех, но, инверсия часто говорит языком единиц.

RENDER.RU: Как основной вид деятельности вы выбрали фриланс, почему? На каких условиях пошли бы работать в студию на полный рабочий день?

Вальдрам:
Плен желаний и потребность времени на освоение дополнительных умений. Помимо основной страсти, моей необоримой потребности, я также занимаюсь массой не слишком сочетающихся вещей для профессии. Для того, чтобы изучать и применять всё, что соответствует моим интересам, понадобилось овладеть собственным распорядком. Так я выбрал наиболее вальяжный способ координировать будничный график, что, оговорюсь, славное заблуждение. Думаю, что это зависит от условий, в которых я мог бы пригодиться этой студии. Я как-то, признаться, давненько не заглядывался на офисные вакансии, а те, что присылают мне на почту, всё равно в итоге сводятся к изготовлению чего-либо самостоятельно. То есть, по моему личному мнению, работа в офисе вряд ли имеет смысл, если общение в коллективе и эффективность рабочих часов в графике игнорируется.

RENDER.RU: Фриланс это всегда лотерея в плане заказчика, с какими проблемами вы сталкиваетесь на фрилансе? Учитывая ваше направление и стилистику, а это достаточно узкий вектор, в каких проектах ваш стиль находит наибольший спрос?

Вальдрам:
Трудности чаще подстерегают до начала производственного цикла, всегда приходится быть начеку, ведь всё ещё редко когда оцениваются затраты со стороны исполнителя в процессе визуальных обсуждений. С неозвученными организаторами труда надо полагаться на их суждения об умении. Не на способности – тут излишне обманываться, разгадать их в многообразии рынка техник и бесконечных заимствований стилей сложно, но именно на суждения об умении. От того как они осудят навыки и будет разгадка, получит ли художник что-либо от такого сотрудничества или станет постоянно одалживать своё искусство пробами. Находит в самых различных техниках и жанрах. Где преобладают иллюстрации, концепты, комикс-продукция. Может быть, вы видели какую-то книгу с моей иллюстрацией, может, встречали журнал, а может даже этикетку напитка.
Хотя, к явному сожалению не всё я готов помещать в свое портфолио.

RENDER.RU: Всегда интересовало, как приходят идеи подобных работ? Все просто и понятно, пока мы работаем в рамках нашей реальности, прочитал книгу, посмотрел фильм и, вдохновившись, взял планшет, собрал работу из кирпичиков нашей, хорошо знакомой с детства реальности, а как обстоят дела в вашем случае? Ведь вы создаете достаточно сложные образы в своих работах.

Вальдрам: Это очень щедрые слова. Но на самом деле я подозреваю, что идеи, о которых идёт речь, как коробки в куче и я перестал отмечать, из каких обстоятельств они выплывают. Вовсе не секрет, что любая идея сама по себе бесполезна, даже когда они сменяют друг друга в очередях. Знаете, как некоторые промывают рис для избавления от крахмала, а другие для шлифовки? У меня много табу, почти осмысленная диета, и сказать по правде, идея за моими работами всегда стоит предельно явная.
Например: Условие: композиции нужна только музыкальная струна. Можно изобразить её как силуэт, комплексный объект/часть конструкции или сделать полой/невидимой. Предположим, что у струны есть цвет, которым можно подчеркнуть значимость объекта. И даже если фон будет нейтральным, мы вольны менять контрастность и градацию самой струны, если захотим выцветшей фактуры. Примерно плотная линия, если определиться с диаметром. Вдруг она не натянута, можно же начать её раскачивать и образовать вибрацией фигуру плавника. Нельзя отрицать, струны бывают разными, и эта внезапно окажется длинной, извивающейся и складывающейся частотами в устремлённые к бесконечности волокна…

Обложка к авторскому комиксу «Фа» 2014 года. После публикации мне первый раз в жизни написали, что у меня «особенный стиль».

RENDER.RU: Что самое сложное лично для вас в процессе работы над картиной? Используете ли в своей работе 3D инструменты? Если да, то в какой ситуации и в каком объеме?

Вальдрам: Самое сложное это завершить процесс. Наверное не то, что приходит вам на опытный ум. Когда приходит черёд «вёрстки» то становлюсь аномально внимательным и аккуратным. Но это и то, отчего меня ценят работодатели. 3D – да, без сомнения это и есть основный изюм данной приправы. Я комбинирую огромное количество техник, зависит от обстоятельств «сюжета». И с 2015 года активно включаю уместные для преувеличения связки неестественных решений. Цель моего упорства – создание пространства как можно более необыкновенного. Сочетания откровенных линий, привычного объёма и навязчивой плоскости. Трёхмерные элементы, куски объёмных пространств, фигуры в местами искажённых перспективах достаточно стабильно дарят неуютные, щекочущие аналитические натуры или просто потусторонние впечатления.

RENDER.RU: Как выглядит ТЗ заказчика, если речь идет о таких сложных работах и стилистических решениях, тут и с более простыми задачами люди копья ломают? Или здесь все решается на уровне нравится, не нравится?

Вальдрам: Оно ничем не отличается от предполагаемых рассылок такого типа в случае, когда я заинтересован в удалённой вакансии. И совсем другое дело, когда проявляют интерес ко мне. То есть, со мной обычно (я аккуратно подчеркиваю эту периодичность) связываются намеренно и отнюдь не за проверочным результатом. Как ответственного исполнителя, разумеется, этика обязывает меня каждый раз уточнять наличие таковой «проверки» или обговаривать подходящие для старта, если задача небольшая, условия, но последние несколько лет я встречаю, скажем, подобие «доверия».

RENDER.RU: Творчество каких художников повлияло на вас больше всего?

Вальдрам: Я надеюсь, что творчество каких-то художников меня только ранило. Это не значит, что я не был «увлечён» когда-то целой толпой лиц, однако когда ещё подростком обнаружил, как стал искажать уже существующие примеры стилистически или целыми фрагментами, то довольно сильно расстроился. Впрочем, я любознателен и считаю непререкаемым способом совершенствования проведение анализа и проявления внимания ко всему циклу жизни искусства и могу назвать очень много прекрасных имён, но влияние... Как же я сравнивал свой прогресс в таком случае, где был остов, на который я сознательно нанизывал свои часы? В свое время одно из самых добрых сердец, которое я встречал за всю свою жизнь, вручило мне библиотеку из собраний томов «Школы изобразительного искусства» от редакции Академии художеств СССР за 1960-63 года. И два экземпляра «Рисунка и Живописи» 1961 года под руководством университета искусств ЦДНТ им. Крупской. Это был дар, ценность которого, к своему стыду я понял не сразу.

RENDER.RU: Бывают ли у вас творческие спады, как боретесь, в чем находите вдохновение? Есть ли хобби помимо питомцев?

Вальдрам: Уже довольно приличный срок мною движет не физический, но симптоматический порог. Я живу идеями, а угасаю платонически, когда разлучён с возможностью что-то делать в столь небезразличных для меня направлениях. Чем сильнее я подавлен, тем важнее мне найти инструмент. Даже если я не получаю отклика или незаметен, то всё равно продолжаю. В качестве постоянного хобби я, увидев что-то по-настоящему увлекательное, стараюсь запомнить это в мелочах, чтобы впоследствии не воспроизвести случайно или подсознательно, впрочем, это не панацея. Поэтому с 2012 года я пополняю свой личный архив фотоизображений, где ежегодно мне удаётся добавлять примерно по 1000 файлов. Там присутствуют и средневековые породы, и на сегодняшний день сгинувшие леса, заброшенные советские углы, разлагающиеся тела и остовы животного мира, цветущие и щедро благоухающие плоды, состояния неба… Словом, всё, что я посчитал необходимым сберечь в деталях и то, что частично, несмотря на короткий срок навсегда потеряно для взгляда случайного зрителя. Это помогает мне и в работе.

RENDER.RU: Часто ли сталкиваетесь с непониманием работ со стороны зрителей? Как относитесь к критике?

Вальдрам: Критика не преобладает, но и непонимание – это роскошь. Прежде я учитывал, как люди ориентируются в многообразии частенько на то, что кажется им наиболее уместным и на ранних этапах собственного восприятия уделял подобным вещам чересчур много внимания в самых непозволительных тонах. Но это состояние вскоре минуло.

RENDER.RU: Какие из своих проектов вы могли бы назвать самыми сложными, возможно какими-то вы особенно гордитесь?

Вальдрам: Если пытаться провести параллель с коммерческими проектами, то работа есть работа. Да и, наверное, неэтично было бы указывать симпатичные мне позиции, ведь таким образом я бы выделил одного благодетеля и ограничил затраты прочих. Но я действительно могу назвать некоторые проекты сложными. Только с точки зрения не рубежа, а с точки зрения их восприятия мною лично. К примеру, «сложны» для меня запросы с оговоркой «частная коллекция» или восхваление регалии, которую можно усовершенствовать, но трудно дополнить срезом пазла в портфолио. Вот и пополняется багаж из таких изображений, несмотря на то, что договорные «цепи» с некоторых относительно свежих (такие заказы стали поступать мне с 2016 года) спали, я просто уже не заинтересован в том, чтобы демонстрировать их. Сложно не соглашаться с привлекательными новизной предложениями, вследствие занятости. Я действительно верю, что новый опыт со знакомым применением требуется время от времени. Если же ставка делается на личные интересы, то проекты персонального направления у любого деятеля, рискну высказаться, рождают гордость и сложность от основы рассудка.

RENDER.RU: Что в планах на ближайшие годы? Если будет возможность уехать за границу, уехали бы? Где сами хотели бы жить?

Вальдрам: Планы у меня всегда грандиозные и не на всё достанет жизни. Уехать и жить - главное, чтобы месту сопутствовали обстоятельства. Чтобы у меня были ресурсы и сохранялась прежняя потребность творить. Мне кажется, когда человек занят чем-то для своего сердца, то каждая крупица внимания кажется бессмертным жестом и не всегда имеет значение откуда поступает отклик. Однако, на сегодняшние сутки, та публика, которая тайно или явно вручает мне эмоции для не просто благополучного, но осмысленного существования очень редко пишет мне на родном языке.

RENDER.RU: Мой любимый вопрос, если бы не художником, то кем бы вы хотели быть? К чему еще лежит душа?

Вальдрам: О, таких вещей неисчислимое множество. Но мне кажется, чтобы отлучить меня от этой части натуры, то потребовалось бы взрастить отдельный мир без всяких визуальных страстей и в этом мире без жизни я был бы… Писателем или занимался бы моделированием из воздушных шаров. В прошлом году я три месяца, словно одержимый, конструировал “живое” и неживое из этих цветных вытянутых бестий. Остановила лишь быстрота увядания дутого нагромождения после процесса.

RENDER.RU: Можете дать несколько рекомендаций для начинающих художников, работающих в нестандартных стилях?

Вальдрам: Допустим так. Глаз человека - это инструмент корректировки, но не измерения. Вне зависимости от того как хорошо вымуштрованы рецепторы и как качественно раздражаются запчасти, подобранные природой, всё же каждая система абсолютно уникальна анатомически. И чувствительность нервных клеток разнится с каждым поколением, без учета случаев дальтонизма. И если вас решат укорить за неправильное употребление оттенка при работе, то не стоит сразу же воспринимать это как недостаток. Уместно проанализировать качество вашего собственного опыта, ведь куда больше вреда нанесёт «слепая настройка» глаза под чьё-то индивидуальное искажение. А для графиков я бы отметил такую особенность клеток организма, как мимикрия. Человек в большей степени зависим от этого, ошибочно занесённого в часть зоологии, качества жизни, кутаясь в повседневные одежды и маскируясь символами. Рисунок активно использует выразительные тона, линии, пятна или даже целые монохромные площадки (если мы говорим о векторной графике), где сообщение между лобными долями в процессе созидания или поиска креативного решения прерывается и инерция навязывает копировать самый знакомый образ. Так вот, на мой взгляд, не стоит верить на слово тем, кто скажет будто у вас что-то получается или не получается, ведь они понятия не имеют, что именно вы отражаете. Это решать исключительно творцу вне зависимости от художественной подготовки.

RENDER.RU: Некоторые зарубежные художники любят делиться маленькими техническими секретами или даже небольшим мейк-офом в интервью, сможете поделиться чем-то интересным с нами?

Вальдрам: Один секрет и правда есть - много работаю «историей», если позволяет время. Разворачиваю один ракурс, как конфетную обёртку. Приглашаю включиться в небольшую игру в качестве примера, благо, что я фиксирую отрезки, где на одну картинку приходится около 100 промежуточных кадров. Взглянем на эту затею от 24 августа 2016 и подготовленную мною склейку из четырёх набросков, чтобы определить, какой фрагмент является частью работы и наоборот:

Здесь, я рассчитываю, что энтузиазм уже позволил исключить лишние звенья. Разгадка в том, что ничего лишнего нет.
Справа вверху: представление об образе не привилегированных членов этого общества. Слева внизу: Эта модель с изменённой позой включена в композицию напрямую как половина каждой из фигур. Справа внизу: та же область до истощения почвы выработками (в самой работе можно видеть уже отравленные деревья, косо обваливающиеся по краям). Может показаться, что это лишняя трата времени, допустим, ну, я вот я лично не вижу смысла дублировать эскизы к композиции с кое-где «приподнятыми бровями».
С опытом все эти «варианты одной сцены» видишь в мелочах у себя в голове, не касаясь «пальцем», хотя этот ранний подход удобен как доказательство чего-либо при ограничениях общения в коммуне. Вся эта «лишняя работа», которую я никогда не размещаю публично, осознавая риск, потери смака «закулисья», направлена на то, чтобы мои выражения не показывали отдельные обстоятельства или сцены. Это не эпизод истории, но стадия развития окружения, это то, что вызывает ощущение чего-то «позади».

RENDER.RU: Большое спасибо вам за уделенное время, это была действительно интересная беседа, редакция render.ru желает вам никогда не терять хватку и всегда иметь время и желание на реализацию собственных проектов!