“Валериан” и “Планета обезьян” смотрелись бы лучше с плохими визуальными эффектами?

Критики единодушно хвалят визуальный ряд “Валериана и тысяча планет”, но ругают посредственный сюжет и сценарий. В целом, подобные отзывы звучат в адрес многих научно-фантастических фильмов, но они также и показывают проблему: тщательно проработанные - или “хорошие” - специальные и визуальные эффекты подрывают саму суть научно-фантастических фильмов вроде “Валериана” и последней части “Планеты обезьян”. Они оба смотрелись бы лучше с дешевыми спецэффектами.
Несмотря на огромные различия, эти фильмы объединяет общая тенденция: такое внимание к убедительным спецэффектам не вяжется со стилем первоисточника, так считают авторы статьи в Inverse>>

Джон Бакстер в книге “Научная фантастика в кино” пишет, что, хотя оригинальная “Планета обезьян” была довольно неплохим фильмом для своего времени, она упускает главное: пародию и элементы социальной сатиры, лежащие в основе источника - романа Пьера Буля. Фильм не учитывал простой факт: идея Земли будущего, которой правят сверхразумные обезьяны - сама по себе бредовая, если только она не служит раскрытию более глубокой идеи о нашем собственном мире.

Создатели оригинального фильма восприняли книгу слишком серьезно. Но дешевые спецэффекты - не говоря уже о великолепной игре Чарлтона Хестона - спасли картину от самой себя, добавляя ей абсурдности, которая контрастировала с мрачным тоном оригинальных 5-ти фильмов. Сатирический тон книги был сохранен почти случайно.

Но где все это теперь? В «Планете обезьян: Война» Цезарь выглядит безнадежно правдоподобным, как настоящая обезьяна. Серьезный тон нового фильма напрочь убивает все шансы узреть в нем шутливый символизм Пьера Буля.

Как и предшествующие фильмы, «Планета обезьян: Война» может быть неплохой картиной. Но тщательно проработанные спецэффекты означают, что хорошая режиссура и сильная игра актеров в ней только для того, чтобы выразить до безобразия простую идею: “А что если, скажем, люди будут проигрывать войну по-настоящему умным обезьянам”?

Я не говорю, что в фильме нет попыток поднять глубокие темы. Но у зрителей просто меньше причин их искать - ведь так легко увлечься яркой картинкой. Возможно, современный зритель не примет фильм, где показан актер в костюме обезьяны - ему покажется, что это уже слишком глупо. Но фильм можно сделать шутливым во имя спасения его сатирической основы. Вообразите, к примеру, франшизу об обезьянах как серию фильмов с куклами, которыми управляет Чарли Кауфман, а-ля “Аномализа”.

На другом конце шкалы серьезности находится “Валериан”. Конечно, специальные эффекты там не так реалистичны, как в “Планете обезьян”. Но их проработанность также уничтожает все шансы передать то, что делало первоисточник таким убедительным.

Хотя оригинальные комиксы о Валериане (они обычно называются “Валериан и Лорелин”) также имели элементы социальной сатиры. Их изначальное непреходящее качество заключалось в самой китчевой природе комиксов. Адаптация Люка Бессона трактует источник наполовину верно. В Валериане и Лорелин напрочь отсутсвует глубина и реализм, они плоские и мультипликационные, как и в комиксах. Но режиссер почему-то помещает эту классическую попсовость рядом с агрессивно современными визуальными эффектами. С эффектами, в которых нет никакого уникального стиля, которые можно увидеть в любом непримечательном научно-фантастическом фильме.

Сцена из "Валериана". Или из любого нового научно-популярного фильма

Инопланетные ландшафты в фильме и различные существа выглядят как рудименты “Аватара” или “Стражей галактики”. Иными словами, погони на космических кораблях и битвы монстров подразумевают, что зрители должны смотреть это как полноправный научно-фантастический фильм, но при этом сюжет, актерская игра и сценарий выглядят как дешевая книга комиксов.

Даже если Бессон, в отличие от Мэтта Ривза с его “Планетой обезьян”, не хочет, чтобы зрители воспринимали “Валериана” слишком серьезно, дорогие визуальные эффекты создают полноценную вселенную, в которой зрителю легко потеряться. Но нарочито деревянные персонажи и халтурные диалоги разрушают этот эффект правдоподобия.

Что если бы в “Валериане” специально использовались бы очевидные, шероховатые спецэффекты вроде забавных морских созданий в “Водной жизни”? Может тогда космические корабли казались бы более интересными и более соответствующим тому, что Бессон пытается сделать с героями фильма. Что, если бы могли видеть нити, держащие пластиковую модель?

В эссе Станислава Лема «Science fiction: безнадежный случай – с исключениями», автор Соляриса утверждает, что главная проблема большинства научно-фантастических историй в том, что они пытаются “вытащить безвкусицу из сточной канавы”. Высокобюджетная адаптация “Могучих рейнджеров” это подтверждает. Прилизанная версия, в которой персонажи такие же плоские, как и в оригинальных фильмах, упускает главную идею. Если их переживания не становятся глубже, нет никакого смысла делать мегазордов стоимостью в миллионы долларов, когда дешевые пластиковые модели имели бы тот же эмоциональный эффект.

Возможно, защитники “Валериана” возразят, что потрясающая картинка в фильме компенсирует очевидные недоработки сценария. Или того хуже - они скажут, что так и было задумано - диалоги должны были быть плохими, а визуальные эффекты - хорошими (такой аргумент уже приводили в защиту приквелов “Звездных войн”, но он тоже не сработал). Но приходится признать, что “Валериан” сам не знает, каким он хочет быть. Вспомните культовую классическую “Барбареллу” 60-х, которая, как и “Валериан”, вышла из французских научно-фантастических комиксов. В отличие от “Валериана”, в ней есть стиль, остроумие и визуальные эффекты, которые отлично сочетаются с попсовым стилем. К счастью, никто не сделал римейк “Барбареллы” с современными “крутыми” спецэффектами. И если нам повезет, никто и не сделает.

Даже те фильмы, которые не претендуют на ту же глубину, что и “Стражи галактики” или недавние перезагрузки “Звездного пути”, стремятся, по крайней мере, создавать персонажей и диалоги, соответствующие тону спецэффектов и сказочной, нереалистичной картинке. Но если sci-fi фильм по сути своей - шутка или сатира, тогда космические корабли, монстры и обезьяны должны тоже быть шуткой. Режиссер “Барбареллы”, Роже Вадим, понимал это. Люку Бессону стоит брать с него пример.

Источник>>