Статьи: Переводы

Почему важно обращать внимание на построение? Часть 2

Витрувий и его влияние

«Десять Книг об Архитектуре[1]» Витрувия[2]оказали глубокое влияние на архитектурные и художественные практики эпохи Ренессанса. В дальнейшем, в своей дискуссии о практике в архитектуре, в ней не раз будут упоминаться примеры, где человеческая фигура используется как основа для дизайна. В своей записи о дизайне колоннн, Витрувий заявил:
Когда они открыли что для человека, стопа является одной шестой частью его высоты, они применили эту пропорцию к колоннне, и какой бы диаметр они не выбрали для базы ствола колоннны, они делали ствол в высоту, включая капитель, в шесть раз больше диаметра базы ствола. Таким образом, Дорическая колоннна[3] своими пропорциями выражала, здоровье и красоту мужского тела. [1]


[1] De architectura libri decem — трактат об архитектуре прославившегося этой работой римского архитектора Марка Витрувия Поллиона. Трактат является единственной сохранившейся античной работой об архитектуре и одной из первых на латыни. Книга посвящена императору Августу как знак благодарности за оказанную им помощь

[2] Marcus Vitruvius Pollio; I век до н. э. - римский архитектор и механик, учёный-энциклопедист. Получил архитектурное образование. Среди воплощённых проектов Витрувия наиболее значимыми являются базилика в Фано и конструкции римского акведука. Также является автором эргономической системы пропорционирования, позднее получившей распространение в изобразительном искусстве и архитектуре под названием «Витрувианский человек»

[3] Классическая дорическая колоннна была без базы, база есть только у колоннн римско-дорического ордера. 

В работах Витрувия, мы видим нечто, сильно отличавшееся от сухого взгляда на фигуру человека и её проявления во внешнем облике храма. В дальнейшем, основные принципы пропорций используются как основа для соединения двух абсолютно непохожих вещей. Витрувий сделал следующий шаг в идентификации каждого типа колонн (Дорическая, Ионическая и Коринфская) сравнивая их с различными телами (мужчины, женщины и девушки). Таким образом колонны получили не их внешние признаки, а изменения в пропорциях по отношению друг к другу, тем самым являя собой идеал, связанный с определённым типом тела. Колонны, по существу, стали идеализированными формами, очищенными от абстрактной сущности, характерной для каждой фигуры или типа тела.

В качестве примечания, мы можем думать о том, что размышления Платона стали фундаментом, на котором Витрувий знакомит зрителя с рациональным порядком через абстракцию свойств образа человека, в простой геометрический язык колонн. Хотя размышления Витрувия об ордерах[1] колонн дают нам очень ясную картину отношений между человеческим телом и зданием, его мысли о пропорциях, тем не менее, остаются более всеохватывающими. С этой позиции, Витрувий заявил, что пропорция состоит в принятии определённого модуля, как для отдельных частей здания, так и для целого строения, посредством симметрии применённой на практике. Без симметрии и пропорции, ни один храм не может обладать правильным планом; именно поэтому должна быть точная пропорция, основанная на образе человеческого тела. [2]
Таким образом, все пропорции берут свое начало в человеческом теле. В дальнейшем, эта система пропорций достигается и в архитектуре, через организацию и оценку отдельных частей реализованных в общем плане. Для Витрувия и для художников Ренессанса, это не только общий дизайн фигуры человека, который организует пол или внешний вид возвышающегося здания, но также и дизайн меньших частей и то, как они работают в целом. Последовательный переход от Платона к Витрувию делает особый акцент на разуме и рациональном порядке в пропорциях, теперь мы можем взглянуть на Альберти, одного из первых архитекторов, который применил все эти подходы в своих творениях.

Альберти[5]

В своих штудиях и переводах работ Витрувия, Альберти (первый кто перевёл Витрувия на латынь) многое позаимствовал из его размышлений, что оказало определённое влияние на его собственные идеи о красоте, дизайне и пропорциях. Хотя он и не во всём был согласен с Витрувием, Альберти разделил сильную связь, выраженную в его размышлениях об concinnitas[6]. Альберти выразил эту идею как «гармония всех частей…установленных вместе с такой пропорцией и таким соединением, что ничего нельзя добавить, уменьшить или изменить в худшую сторону» [3] . Эта идея начала становиться главенствующей для Альберти, как способ объединения формы и пропорции согласующихся с античностью. В то время как красота это понятие тесно связанное с причиной, она также развивается и отделяется от существующих принципов наблюдаемых в природе. Относительно тела человека Альберти говорил:

«Красота эта форма симпатии и гармонии частей в теле, в соответствии с определённым числом, контуром и положением, как диктует нам concinnitas, абсолютное и фундаментальное правило природы.» [4]


[4] Архитектурный ордер (лат. ordo — строй, порядок) — тип архитектурной композиции, использующий определённые элементы и подчиняющийся определённой архитектурно-стилевой обработке. Включает в себя систему пропорций, предписывает состав и форму элементов, а также их взаиморасположение.
[5] Леон Баттиста Альбе́рти (итал. Leone Battista Alberti; 18 февраля[5] 1404, Генуя — 25 апреля[6] 1472, Рим) — итальянский ученый, гуманист, писатель, один из зачинателей новой европейской архитектуры и ведущий теоретик искусства эпохи Возрождения.
[6] Гармония - для обозначения которой Альберти прибегает к старому латинскому термину «concinnitas», заимствованному им от Цицерона.

В своём заявлении Альберти указывает на универсальный принцип о том, что красота согласуется с размышлениями Витрувия и Платона. В соответствии с этим руководящим правилом, пропорции переносятся в геометрические формы, которые затем переносятся на качества человека, которые затем применяются в архитектуре. Это и есть идея concinnitas, главный идеал Альберти, который позволяет этой практике действовать как нечто общее для всех изображённых предметов. Особенно важным здесь является то, что Альберти последовательно опирается и создаёт через этот формальный язык свой взгляд на красоту. В то время как он, возможно, изучал человеческое тело, фасады, арки и т.д. и т.п., но что на самом деле важно, так это то, что все они выражались через больший идеал, от которого могли исходить его художественные практики.
Нить мысли Платона, что идёт от Витрувия к Альберти, в той или иной форме повсеместно возникает в художественных размышлениях эпохи Ренессанса. С особыми требованиями к геометрии, гармонии и пропорциям, красота стала качеством, которое находится не в материале тех или иных художественных работ, а скорее в концептуальном плане художника, который выражает её. Идея или идеал красоты уже присутствует в мыслях художника и таким образом, в определённой степени, отражается в каждом изображаемом им предмете или работе. В сущности, от мышления Платона через Витрувия к Альберти, язык формы возникает между миром природы и рациональными возможностями человека указывая на Божественное. Я надеюсь показать вам, в следующей главе, как этот язык проникает в архитектуру Ренессанса, а также находит своё отражение в изучении анатомии человека и в абстракции человеческой фигуры.


[1] Vitruvius Pollio, Vitruvius: Ten Books on Architecture, trans. Ingrid D. Rowland (New York: Cambridge University Press, 1999), 55.
[2] Ibid.,72.
[3] Leon Battista Alberti, On the Art of Building in Ten Books, trans. Joseph Rykwert, Neil Leach, and Robert Tavernor (Cambridge: MIT Press, 1988), 422.
[4] Ibid., 422

Оригинал статьи!

3250 Автор: Перевод: Maret
Актуальность: 437
Качество: 463
Суммарный балл: 900
Голосов: 8 оценки
Зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий.
Эту страницу просмотрели: 45 уникальных посетителей