Статьи: Переводы

Движущая сила Родригеса

Студия "Troublemaker" в равной степени удалена как от самого Голливуда, так и от привычных представлений о голливудских компаниях, выполняющих спецэффекты для кино. Очень интересно, каким же образом поставлен производственный процесс на студии, находящейся далеко за пределами Лос-Анджелеса, Нью-Йорка или же Северной Калифорнии.

Большинство из шестидесяти специалистов работающих в компании, основанной Робертом Родригесом и его женой Элизабет Авеллан, не имеют определенных должностей. У каждого специалиста просто есть сильные и слабые стороны. " У нас нет конкретных ролей" - поясняет Джон Форд, представляющий себя художником, работающим с цифровым изображением. "Роберт ценит людей, являясь сам личностью многогранной и непредсказуемой".

"Думаю, я являюсь концептуальным художником", - добавляет Крис Оливиа. "Всю работу я выполняю в 3D".

Непохоже, чтобы аналогичные студии возникали по всей стране, поэтому студия Родригеса в своем роде уникальна. Хотя, вне всякого сомнения, другие режиссеры также стараются использовать собственные студии для реализации творческих проектов. Студия "Troublemaker" собственным существованием доказывает, что группа единомышленников и энтузиастов в состоянии обеспечить качественный высокотехнологичный процесс работы без определенных должностных рамок, инструкций и т.д.

Мастера на все руки

Отсутствие "закрепленных" за сотрудниками должностей отражает суть происходящего:

Художники занимаются не только лишь одним техническим решением проекта, вроде моделирования, но также время от времени принимают участие в работе над диалогами ленты. Форд считает, что грань, разделяющая 3D художников от 2D, в отличие от других студий, в Troublemaker чрезвычайно размыта. "Понимаете, 3D художники выполняют большой объем 2D работы, необходимой для решения 3D задач. Во время работы над проектом в 3D, я всегда думаю о том, как данную работу можно выполнить в рамках 2D. Подобный подход значительно сокращает время работы над решением поставленных задач". Алекс Тоадер, специализирующийся на концептуальном искусстве, считает, что именно вовлеченность на всех стадиях реализации проекта помогла ему вырасти в творческом плане.

У художников, работающих на студии Troublemaker, есть возможность работать над всеми эпизодами фильма: от первого и до последнего кадра. В компании отсутствует разделение на отделы, как в других голливудских студиях. "Подразумевается, что вы будете выполнять разнообразную работу, что является бесценным опытом", - добавляет Форд. Оливиа добавляет, что он анимировал порядка 400 моделей для последнего детского фильма Родригеса. "А это ни много ни мало работа над всем эпизодами действия, мне было позволено поработать плечом к плечу с режиссеромпрактически над каждой отснятой сценой", - говорит он.

"Добавить к этому безумию можно только одно - на студии одновременно работают над несколькими проектами", - констатирует Роберт Рудни, который трудился одновременно над жестокой сценой из "Города грехов" и над эпизодом "молочная страна" для Shark boy.

Удивителен и такой факт - съемки проходят на первом этаже студии, художники же работают на втором. Практикуется вмешательство со стороны специалистов по спецэффектам и в сам съемочный процесс. "Иногда мы показываем актеру на примере виртуальной модели, что ему следует сделать в следующей сцене", - говорит Тудер.

Студия Родригеса располагает наисовременнейшим цифровым оборудованием. Тем не менее, студия Troublemaker является своего рода отражением личности режиссера, известного своей богатой коллекцией шляп и работой в нескольких амплуа: режиссер, композитор, оператор и монтажер. Эта студия является своего рода игровой площадкой для Родригесовских творческих экспериментов, он открыл ее для того, чтобы бережно переносить собственные идеи на экран. "Для этого ему и понадобился весь этот сложный технологический процесс производства цифровых эффектов. Мы работаем рука об руку с режиссером", - говорит Эрик Пам, специалист по 2D графике. "Роберт следит за всем, что мы делаем, таким образом он выполняет функции и супервайзера по спецэффектам".

Подготовительный период

Представьте себе стол, который плотным кольцом взят в окружение директором и его "бандой" художников. На этом столе лежит огромное количество разнообразных рисунков, набросков и т.д. Художники быстро передают друг другу свои наброски, оценивая их, обмениваясь мнениями в ожидании главной оценки маэстро Родригеса.

Таким вот образом начинается подготовительный период в Troublemaker. Технология на данном производственном этапе пребывает на "первобытном" уровне, что не мешает ей эволюционировать в революционном темпе. Над переводом грубых набросков во флэш анимационную плоскость трудиться отдельная группа специалистов, тем не менее и концептуальные художники, создающие новые миры и 2D художники и 3D специалисты в любой момент готовы прийти друг другу на помощь, в независимости от собственной специализации. Даже системному администратору Шону Данну пришлось как-то переквалифицироваться на время в художника по 2D и 3D графике.

Аниматоры являются центральным звеном не только для Родригеса-режиссера, но и для Родригеса монтажера. "Роберт в общих словах описывает свое видение движения камеры, мы же в свою очередь предлагаем ему четыре или пять различных ракурсов, которые бы соответствовали его замыслу".

Технологический процесс

Список программ, в которых работают специалисты студии, обманчиво прост. Технологический процесс базируется на 3D пакете Softimage XSI, с использованием Discreet Flame и Combusion 4.0 от Autodesk для ротоскопинга и для работы с прежними версиями Аpple Shake, от которой планирует в дальнейшем отказаться. Некоторые эффекты для Shark Boy были созданы в Maya, также использовались плагины (Glu3D от 3DAliens) и Particle Illusion. Компьютеры комплектуются в Dell на базе процессоров AMD. С этой компанией у Родригеса подписан эксклюзивный контракт.

Студия очень многим обязана двум специалистам из IT отдела, а именно Крису Бушоверу и Джеффу Экорду. Эти люди ответственны за перевод рабочего процесса с аналоговых 4:2:2 на текущие 4:4:4. Главная проблема заключалась в правильной настройки сети, чтобы вся информация касательно двух фильмов свободно и оперативно курсировала с машины на машину. "Нам пришлось учесть, что каждый 10 битый HD кадр весит 10.5 мегабайт", - говорит Бушовер.

В общей сложности, текущий объем хранимой информации равняется 8 TB. Специалистам из IT отдела частенько приходится использовать новейшие программные инструменты. Например, когда Родригесовским мастерам потребовалось работать с 10 битным видео, Экорд разработал программное решение, работающее с видео-картой Blackmagic Decklin, предназначенной для захвата 10 битного видео формата 4:4:4. Таким образом, студия сэкономила 100 000 долларов на покупке необходимого софта.

Другой проблемой студии Troublemaker является использование разнообразных операционных оболочек. Бушовер отмечает: "Довольно трудно сделать так, чтобы имеющиеся программы успешно взаимодействовали друг с другом". Студию очень выручило участие в проекте Samba и финансирование отдела, выпускающего программное обеспечение, которое позволяет Linux работать с файловыми системами Windows.

Творчество без границ

Производственный процесс Shark Boy and Lava Girl наглядно демонстрирует, каким образом творческое видение Родригеса обретает форму посредством сложного технологического процесса. Эрику Паму пришлось потрудиться "разнорабочим" на проекте. "Знаете, в течение двух недель мы с Робертом работали над проработкой логотипа/названия фильма", - говорит он. "После мои дизайнерские решения отправились к Крису Оливиа, который продолжил работу над ними в 3D. Также я отвечал за дизайн вступительных и заключительных титров, но из-за огромного объема работы по композингу мне пришлось попросить о помощи программиста Шона Дана, чтобы он поработал над дальнейшем текстурингом и экструзией".

Крис Оливиа также принимал участие в работе над дизайном и анимацией Shark Boy, но он настолько был поглощен другим Родригесовским проектом ("Город Грехов"), что даже не знает, насколько понравилась боссу его работа. "Я просто двигался дальше без остановок", - говорит он. Тоадер, Брюнет и Оливиа спустились на первый этаж, чтобы посмотреть, что происходит на съемочной площадке. Каково же было их удивление, когда они увидели, что все изображения, созданные ими, используются в качестве пособия для построения сцены. "Двадцать парней, руководствовались нашей работой словно библией".

С каждым новым фильмом число кадров со спецэффектами, производимых на студии увеличивается. Тем не менее, львиная доля спецэффектов создается другими студиями, вроде Cafe FX и Hybride, которые очень помогли в работе над "Городом Грехов". "Для Shark Boy and Lava Girl" студия выполнила 140 кадров со спецэффектами дважды - для левого и правого глаза. (прим. фильм снят в 3D и смотреть его следует в специальных очках).

Подводя итоги, констатируем тот факт, что студия Troublemaker является отличным примером удовлетворения режиссерских нужд креативными цифровыми технологиями. Студия, появившаяся в результате интереса режиссера к использованию цифровых технологий для создания драматического напряжения и стилизации изображения, превратилась в студию с уникальным и "свободным" производственным процессом, который стал таковым из-за особенной концентрации творческих усилий над подготовительной стадией проекта. "Город Грехов" и Shark Boy совершенно непохожие друг на друга проекты, но объединяют их искусно используемые спецэффекты, ставшие частью киноязыка.

16372 Автор: Перевод: Константин Мееров
Актуальность: 335
Качество: 556
Суммарный балл: 891
Голосов: 12 оценки
Зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий.
Эту страницу просмотрели: * уникальных посетителей